нефтяное оборудование: клапанные пары металлокерамические, насосные установки, ГШН,
буровые насосы, ключи буровые, станки-качалки, цементировочные агрегаты, смесительные установки, трубы буровые…
ОАО «Ижнефтемаш»
Главная страница / Публикации / Алексей Пивоваров — государственный человек
Публикации

Ижнефтемаш годы и люди

Алексей Пивоваров — государственный человек

Алексей Петрович Пивоваров окончил школу в Кизнере. Работал на Кольском полуострове. Четыре года служил в армии. В 1964 году окончил Ижевский механический институт. С 1969 года работает на «Нефтемаше».

Человек на своем месте. Эта характеристика как нельзя кстати подходит Алексею Петровичу Пивоварову, много лет проработавшему главным инженером «Нефтемаша». Он мог стать кем угодно: жизнь провела его по многим улицам и закоулкам. Мог стать директором завода, но тогда это была бы совсем другая история.

Он окончил школу в 17 лет. Поступал в институты Свердловска и Ленинграда, но по конкурсу не прошел: подводил английский язык, вернее, неглубокие знания иностранного, полученные в школе районного центра. На работу парня не принимали — молод. Он уехал за романтикой — на Кольский полуостров. Позже колесил по всей России, пока не забрали в армию. После службы приехал в Ижевск и поступил на подготовительные курсы механического института. Работал электриком на «Ижстали» и учился на вечернем отделении института. Позже перевелся на дневное отделение и в 1964 году получил диплом о высшем образовании. Распределили Алексея Пивоварова в НИТИ «Прогресс», по тем временам такое распределение считалось престижным. Пять лет отработал он в секретном институте, но потянуло его на «Нефтемаш».

— Завод был молодой. Техника и оборудование тоже новые, интересные, — вспоминает Алексей Петрович. — Предложили мне пойти в конструкторский отдел. Но я отказался: хотел работать в цехе. И попал — в самое пекло.

1 апреля 1969 года вышел приказ директора об организации 10 производства — корпусов для авиабомб. Назначили Алексея Пивоварова старшим технологом. Технология сварки была сложной, и прежде чем доверить кому-то ответственную работу, приходилось устраивать сварщикам испытания. Не все из них смогли сдать такие экзамены. Поначалу Пивоваров принимал и технологию сварки, и чертежи оснастки. Причем все необходимо было делать чуть ли не одновременно и в срочном порядке. Работал он тогда и технологом, и конструктором, и станочником.

В сентябре на заводе создали цех №1 — специально для производства этих изделий. Кадры были как на подбор, все проверенные и высокой квалификации. Алексей Петрович Пивоваров возглавлял бюро инструментального хозяйства. Освоение проходило тяжело, хотя из цеха люди почти не выходили. Их торопили все: курировали выпуск изделия два министерства — военное и гражданское, и два главка. Приезжали министры, заместители, начальники главков: осваивайте быстрей! А качественная сварка, как назло, не получалась! На помощь прислали ученых, которые должны были посоветовать, как лучше сваривать злосчастные корпуса. Но они так долго думали, что Наталья Александровна Бушэ, заместитель начальника главка смежных производств, не выдержала: приказала — делайте оснастку сами и технологию сварки предлагайте сами. Эту проблему тогда решали Василий Лаптур, опытные сварщики и рабочие других специальностей. В 1970 году Алексея Петровича назначили заместителем начальника цеха по технике, позже — начальником цеха. В 1972 году предложили стать главным механиком.

— Я отказывался, — рассказывает Алексей Петрович. — Но друзья меня уговорили. Съездил на учебу в Москву, повысил квалификацию. А через два года — новое предложение.

Он и на этот раз отказался: понимал, что такое работа главного инженера. В должностной инструкции было написано: главный инженер отвечает наравне с директором за финансово-хозяйственную деятельность предприятия и персонально за новую технику, за технику безопасности, пожарную безопасность. В его подчинении было 18 подразделений. Каждый год завод осваивал новые изделия.

— А тебя не спрашивают, а ставят в известность, — сказал, как отрезал, директор Валентин Васильевич Емельянов.

И началась у Алексея Пивоварова совсем другая жизнь — полосатая. Первой была черная полоса. В то время несчастные случаи на заводе не были большой редкостью. Пивоварова только назначили главным инженером, он и полгода не проработал, когда на заводе произошел смертельный случай. Через месяц — еще один, через полгода — еще… Он получил строгий выговор по партийной линии, от министра. Его пригласили на коллегию в министерство: Пивоваров решил — будут снимать с должности. Пивоваров не оправдывался и вины с себя не снимал, сказал просто: виноват.

Должности своей он не лишился, а за охрану труда взялся всерьез. На заводе ввели трехступенчатый метод контроля. В первый понедельник месяца, что бы ни случилось, незыблемо проводили дни техники безопасности и здоровья. На совещания приглашались руководители цехов, врачи, председатель профкома, председатели цехкомов.

— Я был беспощаден к нарушителям техники безопасности, — рассказывает Пивоваров. — Я говорил, что рабочий виноват, когда он нарушил правила, а вы заметили. А если он получил травму, виноваты вы, руководители.

Черная полоса в жизни главного инженера Пивоварова продолжалась. Заводу поручили освоить новую модификацию бомбы. Это было сложное устройство, действующее как ракета, предназначенное для взрыва взлетных полос на аэродромах. Бомба сначала должна была зависнуть над полосой, потом, определив цель, с ускорением падать. В конструкции была заложена ошибка, а завод, подгоняемый московским начальством, начал производство. Когда брак был обнаружен, на «Нефтемаш» прислали комиссию, которая должна была доказать, что виновник брака — завод. Заместитель главного конструктора НИИ, разработавшего эту бомбу, написал в акте неправду, хотя понял, что неудача — следствие конструкторской ошибки. Объяснил: в противном случае его снимут с работы. Пивоваров акт подписывать не стал.

Начался большой переполох. Собрали большое совещание в министерстве, на которое пригласили представителей Госплана, генералов, начальников главков. «Нефтемаш» представлял Алексей Пивоваров. Ученые из всесоюзного института привезли совершенно новую разработку. На рисунках и графиках их новшество выглядело замечательно. Они предложили снять с производства прежнее изделие и начать выпускать это.

— Это была катастрофа! — вспоминает Алексей Петрович. — Был уже декабрь, мы целый год выпускали старое изделие, было заготовлено много материалов — куда их девать? А люди, которых долго обучали, — их куда?

Представители Госплана успокаивали главного инженера: мы не будем вас ругать, если сорвете план. Но Пивоваров предложил компромисс: часть произведенной продукции необходимо у завода забрать и приступать к освоению новой конструкции. Генералов удалось уговорить. И на «Нефтемаше» в срочном порядке приступили к освоению нового изделия.

И ведь освоили. Позже заместитель министра скажет Пивоварову, что он сомневался в способностях завода осилить выпуск изделия в такие короткие сроки. Он пожмет руку главному инженеру, а коллективу завода распорядится выдать премию. А директора и главного конструктора института от должности все-таки освободили.

Так черная полоса незаметно перетекла в белую. Алексею Петровичу приходилось не раз вставать на защиту завода и всего коллектива. Когда на «Нефтемаше» приступили к освоению производства землеройной машины, выяснилось, что конструкторские разработки киевских специалистов далеки от совершенства, точнее говоря, просто сырые. Испытания машина проходила плохо. Чтобы довести ее до ума, необходимы были не только средства, но и опытные конструкторы, и время. Решили от этого производства отказаться. Уговорил Пивоварова генерал Затылкин. «Мы не можем выпустить эту машину уже десять лет, — объяснял он. — Если „Нефтемаш“ ее не возьмет, у нас вообще не будет такой машины. Я знаю, что ваш завод сможет освоить производство этой машины».

Алексей Петрович тогда согласился, но натерпелся с этим производством — вспоминать не хочется. Даже на военно-промышленной комиссии, которая заседала в Кремле, пришлось однажды держать ответ.

— Чем хорошо было выпускать военную продукцию: под нее давали наряды с красной полосой, это означало, что материалы и комплектующие отпускали в первую очередь, — рассказывает Пивоваров.

Много черных полос было в жизни главного инженера Пивоварова. Не забыть, как завод пытались лишить самостоятельности, сливая вместе с другими в объединение «Ижтяжбуммаш». Как проходили выборы нового директора «Нефтемаша». Но все-таки радости было больше. Что для него радость?

— Когда находишь взаимопонимание. Когда знаешь о доверии коллектива. Когда ты востребован, — отвечает Пивоваров. Коллектив верит и доверяет Пивоварову. В анкетах, которые заполняли работники в дни выборов директора «Нефтемаша», они сказали все, что думают о главном инженере.

— Алексей Петрович — компетентный специалист и добропорядочный человек.
— Он хороший организатор, болеет за дело и коллектив.
— Это очень честный человек, он знает производство, не боится новых начинаний.
— Пивоваров — справедливый человек, он уважает людей, умеет спросить с подчиненного и сам работает, не считаясь со временем.
— Это честный и дипломатичный руководитель, который разбирается в технических и экономических проблемах.

Алексей Петрович Пивоваров 16 лет был на заводе главным инженером. Три с половиной года из этих лет исполнял обязанности директора. В 1986 году «Нефтемаш» был награжден орденом Трудового Красного Знамени. А главный инженер Пивоваров — орденом «Знак Почета».

Он никогда не почивал на лаврах — неспокойное время досталось Пивоварову. После прихода к управлению заводом Тахира Михайловича Даутова Пивоваров был назначен заместителем директора по качеству. Он и к этой работе отнесся самым серьезным образом, изменив систему службы качества, создав новую структуру управления качеством. Директор схему своего заместителя одобрил. Наверное, без новой структуры трудно было бы получить заводу сертификат качества всемирно известного нефтяного института США.

Версия для печати

← предыдущая    следующая →

Мы предлагаем оборудование для добычи нефти и обустройства скважин: клапанные пары металлокерамические, станки-качалки, редукторы, глубинные штанговые насосы (ГШН) Сейчас экологически безопасная бумажная упаковка с логотипом является актуальным приобретением ключи буровые, ключи трубные, буровые насосы, буровые трубы, насосы цементировочные, насосы трехплунжерные, насосные установки, цементировочные агрегаты, смесительные установки и другое оборудование.

Отгружаем продукцию в любую точку России и СНГ. Нефтяное оборудование подвергается тщательному контролю. Гарантийный срок эксплуатации оборудования 12 месяцев со дня ввода в эксплуатацию.


Поиск
Карта сайта
О наличие продукции на складе вы можете узнать, связавшись с нами:

Телефоны: (3412) 51–50–60; 51–57–89
Факс: (3412) 66–61–79
E-mail: office@neftemash.ru

RSSRSS канал
Главная страница  |  Продукция  |  О компании  |  Объявления  |  Контакты
Copyright © 1999 Торговый дом  «Нефтемаш»
Разработка и дизайн © 2003 Студия дизайна Art&Fact

Телефон: (3412) 51–50–60; 51–57–89
Факс: (3412) 66–61–79
Е-mail: office@neftemash.ru