нефтяное оборудование: клапанные пары металлокерамические, насосные установки, ГШН,
буровые насосы, ключи буровые, станки-качалки, цементировочные агрегаты, смесительные установки, трубы буровые…
ОАО «Ижнефтемаш»
Главная страница / Публикации / Сверхзадачи Алевтины Зайцевой
Публикации

Ижнефтемаш годы и люди

Сверхзадачи Алевтины Зайцевой

Алевтина Вячеславовна Зайцева пришла на завод после окончания общеобразовательной школы в 1955 году. Работала разметчицей. После окончания курсов освоила практически все станки. Окончила Ижевский механический институт.

Осень 1955 года. В стране — массовое переселение народа. Многие поехали на новостройки — в Сибирь, в Казахстан, на целину. В Ижевске началось строительство нового завода, который должен выпускать оборудование для строительства. Размах строительства в то время в стране был огромен! Первому директору еще не построенного завода — Валентину Давидовичу Меркульеву — поручили скомплектовать кадры для будущего предприятия. Он поступил мудро: собрал молодежь в обкоме комсомола и говорил с мальчишками и девчонками так проникновенно, доверительно и серьезно, что ему поверили. Не дожидаясь комсомольских путевок, на строительную площадку будущего завода «Нефтемаш» приходили целыми классами. Среди тех десятиклассников была и Аля Зайцева.

— Стоял деревянный домик — проходная, — вспоминает Алевтина Вячеславовна. — Ворота не закрывались, а охранник ходил с деревянным ружьем. Дали нам список требующихся специальностей. Нашла в нем карусельный станок. А я вообще никаких станков в жизни не видела, а карусель знала. Так и выбрала себе специальность. Инженер, который нас принимал, посмотрел на этот детский сад и повел нас в цех.

После небольшой экскурсии и рассказа инженера согласилась Алевтина стать разметчицей. Она хорошо чертила, а ей сказали, что разметчица — это чертежница по металлу.

Не только руководство завода ставило перед молодежью сверхзадачи, но они и сами себя загружали. Для того чтобы выполнить задание — выпустить пять тарельчатых питателей — строительных машин — нужно было учиться, получить специальность. Алевтина решила не только окончить курсы техминимума, но и получить высокий разряд. На механическом заводе были организованы специальные курсы для рабочих «Строммашины». Своих преподавателей учащиеся тех курсов вспоминают до сих пор: знания им там давали инженерные. Алевтина Зайцева сразу сдала на шестой разряд. Смышленую и бойкую девушку пригласили работать на механический завод. Но Але показалось там неинтересно, не хватало романтики. Вернулась на «Строммашину». Алевтина Зайцева и Любовь Глухова были первыми разметчицами завода.

А на каких только станках не пришлось работать Алевтине! Сверление отверстий в деталях сначала пришлось изучать по книгам, но теоретическая подготовка длилась недолго. Вначале девушка освоила малые станки, чуть позже — большие. На радиально-сверлильном работать было сложнее, но Алевтине это нравилось. «Я их любила, — говорит она, — и станки меня слушались». Правда, некоторые механизмы, прежде чем подчиниться, показывали нрав. Надолго запомнилось ей освоение бесцентровошлифовального станка. Алевтина с мастером, опробовав станок на холостом ходу, рискнули обработать деталь. Не проверив качества ее первичной обработки, заложили деталь в станок. К несчастью, деталь была выполнена с браком: абразивный круг разорвало, его куски разлетелись по всему цеху. Алевтина и мастер успели укрыться за станком.

Сверхзадачи следовали одна за другой. Директор сказал, что образование нужно продолжать. Алевтина отправилась в городские библиотеки, но литературы по ее специальности «разметчица» было недостаточно. Она не растерялась, написала письмо знатному разметчику с завода «Красный выборжец» М. Т. Дубинину. Он не только ответил девушке, но и прислал свою книгу «Опыт разметки», которая стала для нее настоящим учебником. А еще Алевтина переписывалась с передовыми разметчицами страны, как губка, впитывая знания, которыми щедро делились с ней подруги по переписке. Еще один источник знания — ВДНХ. Творческие командировки на всесоюзную выставку приветствовались директором и пользовались большой популярностью у молодежи. Директор знал: парни и девчата обязательно почерпнут там знания и используют их в своей работе. А те по возвращении из Москвы писали творческие отчеты и делились знаниями со всем заводом.

Но не только профессиональные навыки получала Аля Зайцева на заводе. «Нефтемаш» стал для нее и университетом жизни.

Странные люди были на строительстве завода. Говорили, что недавно они вышли из тюрьмы, но на зеков совсем не похожи — образованны и интеллигентны. Их было много. Политзаключенные большими партиями стали выходить из лагерей после смерти Сталина. На военные заводы, которых в Ижевске было большинство, их не принимали, они шли на «Строммашину». Директор Меркульев многое знал и понимал их проблемы.

— Это были великолепные люди и хорошие организаторы, — рассказывает Алевтина Вячеславовна. — В цехе было очень холодно, даже костры приходилось разжигать, чтобы руки к станкам не примерзали. Замерзнешь, как сосулька, подойдет такой «политический», подбодрит, улыбнется — и оттаешь.

Были сироты из детского дома. Вся столярная мастерская была укомплектована детдомовскими ребятами. Посмотришь на них, и собственные проблемы кажутся мелкими и незначительными. Ну и что — питьевой воды нет. Но ведь ее привозят на лошади, в бочке, к которой прицеплена единственная алюминиевая кружка. Ну и что каша, привезенная в бидонах, холодная и невкусная. — А мы сами себя веселили, — вспоминает Алевтина Вячеславовна. — Работала с нами девушка, татарочка из Мензелинска. Как увидит, что мы устали или замерзли, загрустили, начинает перед нами петь и танцевать. Всем становилось теплее, хотя она ни слова не знала порусски.

Пять первых тарельчатых питателей завод выпустил вовремя. И на следующий год получил более серьезное задание — 100 питателей. Сначала молодежь на заводе запаниковала: сможем ли? Оказалось, смогли. Как и многое другое. Потому что очень хотели, чтобы завод быстрее встал на ноги. Нынешнему молодому поколению вряд ли понять арифметику Алевтины Зайцевой. Она свою зарплату делила так: это маме, это на инструменты, это на спецодежду. На собственные деньги приходилось покупать в хозяйственном магазине даже сверла, которые ей были нужны.

Их заметили. В 18 лет многие бывшие десятиклассники были приняты в КПСС. А завод в городе стали называть Комсомольске-молодежным. Они даже однажды заплакали на демонстрации, когда к их малочисленной колонне обратились с трибуны: «Да здравствует Комсомольске-молодежный завод!». Работа, работа…

А выходные? Это разгрузка эшелонов с углем и цементом. Причем абсолютно бесплатно. Поначалу они не знали, как разгружают вагоны. Сложат весь груз около рельсов, а оказывается, его надо на полтора метра от линии перенести. Снова начинается рабочий выходной.

А праздники? Это художественная самодеятельность, в которой участвовали почти все работники завода. Костюмы приобретали тоже на свои деньги, а с концертами выезжали даже на соседние заводы. Ждали лета! Потому что, работая во второй смене, можно было послушать соловьиный концерт. Как много их было тогда на территории завода!

А радость? На завод начали приезжать молодые специалисты — выпускники институтов и техникумов. Появились серьезные задания от Министерства обороны. Когда завод построил первый дом, его отдали под общежитие молодым специалистам. Здесь всегда ценили специалистов. На руководящую работу их ставили без обязательной шестимесячной отработки на станках.

— Они не зазнавались, учились всему на ходу, хотя литературы никакой не было, доходили до всего сами, — говорит Алевтина Вячеславовна. — Недаром наш бывший инженер Свалов позднее был приглашен на преподавательскую работу в механический институт.

Алевтина Зайцева окончила механический институт, стала высококлассным специалистом-технологом. Учеба в институте — тоже сверхзадача. Настал день, когда Але надо были идти на вступительные экзамены. А начальник цеха говорит: «Какой из женщины инженер? Ее судьба — стирать пеленки». Так захотелось плакать. Помог мастер Александр Петрович Ворончихин, кстати, первый мастер «Строммашины». Он вывел зареванную девушку за проходную и сказал: «Беги, поступай. А остальное я беру на себя».

Одна сверхзадача Алевтины Зайцевой просто непостижима. Она стала рационализатором для того, чтобы окупить свою зарплату. 78 предложений на ее счету, из которых 60 — внедрено. Она и сейчас следит за рациональностью изготовления деталей, и экономическую эффективность просчитывает, — привычка следить за окупаемостью своей зарплаты осталась на всю жизнь. «Лучший рационализатор завода», «Лучший рационализатор Удмуртии» — эти звания принадлежат ей по праву.

Однажды утором Алевтина услышала по радио сообщение о награждении ее орденом «Знак Почета».

— Я обомлела, вспоминает она. — Понеслась на работу со скоростью звука. Там меня уже ждали рабочие, которые тепло поздравили с наградой.

И хотя она получала много заманчивых предложений перейти на другие предприятия, осталась верна своему заводу. А когда ее спрашивали, что вы там сможете сделать, гордо отвечала: «Космический корабль. Правда, в единственном экземпляре».

Версия для печати

← предыдущая    следующая →

Мы предлагаем оборудование для добычи нефти и обустройства скважин: клапанные пары металлокерамические, станки-качалки, редукторы, глубинные штанговые насосы (ГШН) ключи буровые, ключи трубные, буровые насосы, буровые трубы, насосы цементировочные, насосы трехплунжерные, насосные установки, цементировочные агрегаты, смесительные установки и другое оборудование.

Отгружаем продукцию в любую точку России и СНГ. Нефтяное оборудование подвергается тщательному контролю. Гарантийный срок эксплуатации оборудования 12 месяцев со дня ввода в эксплуатацию.


Поиск
Карта сайта
О наличие продукции на складе вы можете узнать, связавшись с нами:

Телефоны: (3412) 51–50–60; 51–57–89
Факс: (3412) 66–61–79
E-mail: office@neftemash.ru

RSSRSS канал
Главная страница  |  Продукция  |  О компании  |  Объявления  |  Контакты
Copyright © 1999 Торговый дом  «Нефтемаш»
Разработка и дизайн © 2003 Студия дизайна Art&Fact

Телефон: (3412) 51–50–60; 51–57–89
Факс: (3412) 66–61–79
Е-mail: office@neftemash.ru